Ночная гостья

Эту историю рассказала мне моя младшая двоюродная сестра Ира.
Мне она показалась весьма занятной, поэтому хотелось бы поделиться с вами.
Автор, соответственно, я.Четыре года назад я решила навестить свою младшую двоюродную сестру. Жила она в другом городе, виделись и общались мы довольно редко, поэтому тем для разговоров было более чем достаточно. Сидели мы с ней на улице, стоял теплый июнь, и стайка чумазых детей со сбитыми коленками носилась возле нас. Наше внимание привлек мальчик лет шести, хорошо нам знакомый по той причине, что это был троюродный брат моей сестры. Их родители были соседями и жили в одном подъезде на разных этажах. Отношения у них были хорошие, как и у меня с семьёй Иры, но особой близости я с семьей Коли не водила, чего не скажешь о семье Иры. Проводив Колю долгим взглядом, Ира повернулась ко мне и спросила:
— Трина, а ты помнишь Лизу?
— Конечно. (Лиза — погибшая младшая сестра Коли, которая умерла до его рождения).
Утвердительно кинув, я выжидающе посмотрела на сестру. Та кусала губы и явно хотела мне что-то рассказать. Глубоко вздохнув и бросив быстрый взгляд в сторону убежавшего Коли, Ира ответила, что накануне моего приезда они с мамой пили чай вместе с Колиной мамой. Слово за слово, и совершенно неожиданно женщина вывалила на них абсолютно немыслимую для понимания историю.
Дабы вы уловили суть истории, придется начать издалека.

Наталия вышла замуж по любви. История их знакомства с мужем была весьма забавной и интересной. С Андреем Наташу свела сестра будущего мужа ее двоюродной сестры. Свидания, свадьбы, беременность и роды прошли практически одновременно, с небольшой разницей в несколько месяцев. Даже пол будущих детей оказался одинаковым — дочки. Лиза, дочка Наташи, родилась раньше Иры на три месяца. Счастью сестер не было предела: отличные мужья, замечательные дети, собственные квартиры в смехотворной близости друг от друга. Казалось бы, что еще нужно для счастья? Но, к нашему сожалению, жизнь — тот еще игрок и частенько проигрывает судьбе не карты, а человеческие жизни. Благополучие продлилось не долго.
В середине ноября полуторагодовалая Лиза подхватила простуду. Казалось бы, обыкновенная, легко излечимая болячка. Наташа, медик по образованию, не особо испугалась и начала лечить девочку. Только маленькой Лизе становилось хуже. Обыкновенная простуда переросла в гнойную ангину, помноженную на воспаление легких. В городе исполинскими шагами шла эпидемия: маленькие дети загибались с осложнением гриппа, пневмонией и простудой. Болезнь то отступала, то появлялась вновь. К концу декабря Лиза уже лежала в больнице. Наташа не ела и не спала: она прекрасно понимала, чем чревато подобное состояние ребенка. В один момент состояние девочки резко улучшилось. Ее выписали из больницы, и ночи малышка стала коротать в своей кроватке, а не больничной палате.
На календаре было 3 января 1997 года. Было около 12 часов ночи, вся семья видела десятый сон, кроме самой Наташи. За время болезни Лизы женщина мучилась нарушениями сна. Решив проверить ребенка, Наталия направилась в сторону детской и тихонько отворила дверь. В следующую секунду перед глазами Наташи пронеслась вся жизнь. В свете тусклого ночника, у кроватки дочери, женщина видела… свою погибшую мать. Та держала на руках ребенка. Реакция Наташи была более чем предсказуемой — она потеряла сознание.
В чувство ее привел муж, поднявшийся с кровати, дабы увести свою жену спать. Увидев распростертую фигуру, он кинулся к ней. Очнувшись, женщина мельком бросила взгляд на кроватку со спящей девочкой, и списав увиденное на общую истощенность организма, позволила мужу увести себя спать.
Морозным утром 3 января Лиза срочно была госпитализирована в больницу. Ребенок неистово кашлял, просто захлебывался. Температура поднялась, состояние ребенка резко ухудшилось. Наташа никак не связывала ситуацию с ночными событиями, уж слишком сильны были переживания за дочь.
4 января состояние Лизы было стабильным. Врачи успокоили родителей, и те покинули госпиталь.
А 5 января ребенка не стало. Гной перекрыл дыхательные пути девочки, и она умерла от удушья. Халатность врачей, которую они пытались прикрыть тем, что это болезнь. Суд же доказал обратное.

На дворе был теплый июнь, но стоявшую в воздухе жару я не чувствовала. Холодок прошелся по моей спине, когда мой взгляд зацепил поседевшую Наташу, что вернулась с работы и обнимала чумазого Колю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *