Старушка у окна

Простая история о некоторых совпадениях и странностях.

Зачастую наблюдательность граничит с паранойей, а живой ум идёт рука об руку с воображением. По ряду причин я избегаю рассказов из своего детства. Но так уж вышло, что недавно я побывал в одном памятном для меня месте, и воспоминания пришли сами собой.

Надеюсь, история найдёт своих читателей. Приятного времени.

Автор: ЛовчийСегодня я расскажу новую историю и, если не возражаете, по ходу повествования задам вопрос.

Любое мнение интересно, если оно обдумано и подкреплено весомыми доказательствами. Логичная и зрелая позиция взрослого человека. Но так ли верна логика, когда жизнь толкает нас навстречу чему-то дикому, пугающему, мистическому? Мне трудно судить, ведь на тот момент, когда я столкнулся с чем-то поистине необъяснимым и мог это осознать, мне было не больше семи лет. А воображение ребенка способно дорисовывать немыслимые картинки, зачастую далекие от реальности. Однако есть в этом эпизоде своего рода раздражитель, не позволяющий просто отмахнуться и все забыть.

Случай, о котором пойдет речь, нельзя выделить в одномоментное явление. Это скорее похоже на такой затяжной кошмар, где пробуждение не приносит облегчения, но выталкивает тебя в новый страшный сон, полный монстров.

Однажды, рассуждая, я пришел к выводу, что лихое время порождает чудовищ. Это были те самые «девяностые». Перестрелки бандитов, разнузданные бытовые разборки, маньяки-одиночки, нечеловеческая жестокость стали обычными сюжетами для новостных выпусков. А сколько людей пропадало без вести? Словно на улицах шла невидимая война. Может, я и сгустил краски, но таково мое мнение, и мне есть на чем его основывать, ведь всякий раз, направляясь в школу, я проходил мимо морга, мимо Бауманского рынка и улочки, где открылись новые коммерческие банки. А еще я проходил через старые дворы близ небольшой фабрики. И всюду ощущалось тревожное напряжение. Иногда поутру на асфальте можно было видеть багровые лужицы, в околобордюрном мусоре нередко встречались гильзы — следы недавних побоищ.

Даже в уютном, стоящем особняком здании школы, где расположились начальные классы, нельзя было чувствовать себя защищенным.

Школа была разделена на два корпуса. Первоклашки занимались в низеньком двухэтажном здании, автономном во всех смыслах, по планировке сходном с детсадом. С трех сторон стояли жилые дома, при этом ни один не был обращен фасадом к школе. С четвертой стороны шла дорога к основному корпусу.

Странное, похожее на каменный мешок место, тихое, отгороженное от окружающего мира.

Родители мои работали до позднего вечера и не всегда могли забрать меня сразу после уроков. Выручало наличие группы продленного дня. Надо признать, это было интересное и богатое на приятные воспоминания время. Если не считать того, что за нами велась охота.

Дико звучит? Соглашусь, но по-другому не скажешь. Сейчас я считаю свое тогдашнее любопытство непростительной глупостью. И если вновь повстречаюсь с чем-то похожим, то предпочту ретироваться. Будь это обычный городской сумасшедший или старая злая ведьма.

Итак по порядку.
Долгое время все было относительно спокойно. Наш тихий мирок ничто не тревожило. Пока однажды на игровой площадке не нашли одежду… Обычные джинсы, рубашки, майки, трусы, ботинки. Полный комплект для двоих, притом разных человек. Днем дворник собрал покромсанные тряпки и выкинул. Дети проявили любопытство, но не более того. А спустя время на том же месте появились новые вещи. Снова и снова находили стандартный комплект. Попадались и детские брючки, курточки. Замечу, что одежда была разорвана или порезана и лежала с краю площадки в неприметном на первый взгляд месте, в углу, где покосившийся забор примыкал к железным коробкам гаражей.

Длилось это почти всю зиму. В районе тем временем ходили слухи о маньяке-людоеде. Остатки его кровавых пиршеств милиция собирала по всем помойкам, но самого убийцу поймать не могли. Жертвы не были знакомы друг с другом, как правило, одиночки из приезжих на заработки или студентов. Было так или иначе, утверждать не могу. Но своими глазами видел суету и ажиотаж правоохранителей. Однажды в школьный двор заехали три машины, битком набитые оперативниками и в форме, и в штатском. Учеников, разумеется, никто не посвящал в суть происходившего, но сейчас, спустя время, по опыту скажу, что милиционеры осматривали место и собирали вещдоки, любые зацепки и улики.

К вечеру двор опустел, а группа продленного дня занималась по своей программе.

Класс группы находился на втором этаже на левой стороне здания, в помещении с видом на узкую дорожку и отстоявшую метров на десять многоэтажную «хрущевку» — сплошная грязно-серая стена с маленькими типовыми окошками. Я любил подолгу разглядывать их, пытался различить неясные тени или внимательно следил за жильцами, если они включали свет. Такое вот реалити-шоу без особых затрат.

И в тот вечер мой взгляд зацепился за подозрительную деталь, на привычной картине. Одно из окон на первом этаже было открыто. В него по пояс высунулась безобразнейшая старуха. Странная женщина, в ветхом тряпье заместо одежды, яростно жестикулировала и гримасничала. Выжившая из ума пенсионерка продолжала свой моноспектакль, а тем временем на ее вопли стали собираться необычные гости — дворовые коты, всех мастей и размеров, словно учуяли пары валерьянки! Они собрались в стаю, в такой плотный клубок, что сосчитать их не представлялось возможным. Коты требовательно мяукали. Женщина не прекращала кричать и размахивать руками. Когда абсурдность ситуации, казалось, достигла своего пика, она вдруг вытащила на подоконник большущую кастрюлю и стала пригоршнями выбрасывать на улицу… куски мяса. Из-за скудного света видно было немного, но судя по яростной возне котов, это было сочащееся кровью лакомство. Бесформенные шлепки на асфальте дочиста выедались животными.

Сгорая от любопытства, я вышел вон из класса и зашел в смежное помещение, туалет. Окна там как раз были напротив старушкиной квартиры. Я тихонечко прошмыгнул в дверь, выключил свет, запуская февральские сумерки внутрь и, пригибаясь, подкрался к окошку. Уповая на удачу, я выскочил из-за подоконника, чтобы рывком подтянуться и открыть форточку. Но успеха не добился.
Пришлось наблюдать так, через стекла слов ее монолога я не мог разобрать.
Накормив кошек, она убрала кастрюлю и закрыла створки. Кошки нехотя разбрелись, а у меня появилась жуткая история для друзей. И я при первой же возможности ею поделился.

Дети в своих затеях часто копируют взрослых, вот и мы активно изображали опытных сыщиков. А история про странную бабульку буквально захватила нас, и мы принялись следить за необычной кошатницей. И чем дольше мы следили за ней, тем больше узнавали об ее странностях. Кроме пожилой женщины в окнах квартиры иногда мелькали люди, мужчины и женщины. Только складывалось впечатление, что каждый раз это был кто-то новый. И с периодичностью раз в неделю старуха кормила своих любимцем с улицы. Подогревая и без того жаркий интерес, мы с товарищами решили подкрасться ближе и заглянуть в окно, благо то был первый этаж. Время выбрали наугад, и использовав первую же возможность, шмыгнули на школьный двор.

Зябкий мартовский вечер. Мы обходим школу, минуем черный ход, перелезаем забор и, проскальзывая по тонкой наледи, крадемся к окну.

Внутри горел свет. Ребята замялись, но я подначил одного из них, мол, если трус — становись сзади и следи за дорогой. Мальчишка оскорбился и, оттолкнув меня, ловко подтянулся на руках вверх к подоконнику. Он какое-то время молчал, а потом спокойно заметил, словно между прочим, что это кухня, дверь закрыта, никого внутри нет, на столе разделочная доска, ножи, кастрюли, на полу тазик прикрытый газеткой. На полках полно стеклянных банок со всякой всячиной. Такие же были на подоконнике с внутренней стороны. Мрачно, грязно, жутко — отталкивающая картина. Когда смельчак слез вниз, его место занял я. И увиденное целиком совпадало с вышесказанным. Но вот дверь открылась, и вошел человек, сгорбленная фигура, ковыляя, подошла к кухонной плите. Старушка сняла крышку кастрюли и выудила огромный мосол — кость с редкими кусками мяса. Недолго думая она вцепилась в нее и стала жадно глодать, словно одуревшая псина. Я ойкнул от удивления. Старуха медленно обернулась. Выронила кость. По подбородку набегал струйками жирный бульон, которым она перепачкала пол-лица, глаза горели, как две зеленые лампочки. Испытав жестокий приступ паники, я просто отшатнулся и рухнул на асфальт. Повезло, что отделался лёгкими ссадинами и ушибами. Не тратя времени на расспросы, мои товарищи припустили обратно. Оставалось только подняться и побежать следом. Немного ныла левая лодыжка, но по сравнению с перспективами, которые живо рисовало моё воображение – это было сущим пустяком. Но удивлению не было предела, когда навстречу нам, размахивая своими кривыми ручонками, бежала та самая старуха. Не знаю, как она успела так быстро собраться и обойти вокруг дома, но настроена была решительно. Она кричала, что непременно нас поймает, и тогда мы пожалеем: не каждый день услышишь, что тебя непременно разорвут на куски и сожрут с потрохами.

Гонка продолжалась считанные минуты и закончилась, стоило нам только добраться до школьного крыльца. Но только злоключения наши на том не прекратились. Зловредная пенсионерка не оставляла попыток нас достать. Она еще долгое время, как разъярённая ворона, ходила вдоль школьного забора и выкрикивала угрозы в наш адрес.

Что потом? Потом ничего такого не случалось. В школу и обратно меня, как, впрочем, и остальных провожали родители. И когда взрослые пришли забирать нас с продлёнки, старухи и след простыл.

Прошло некоторое время. Пережитый ужас улёгся. И мы вновь решили понаблюдать за бабушкой по соседству. Только ни к чему это не привело — теперь в той странной квартире никто не появлялся. Игру в сыщиков пришлось оставить. Но вот что странно — прекратились и исчезновения людей. Можно счесть это совпадением, однако убийцу так и не нашли… или нашли, но не стали афишировать.

Зато летом того же года, гуляя на улице аж до самой темноты, я вдруг ощутил неприятный, сверлящий спину взгляд. Оглянулся, но никого не увидел. Стало боязно, и я заторопился домой. У подъезда сидели соседи из квартиры напротив. Они заметили мою настороженность и спросили, что случилось, уж не испугался ли я той старушки, что плелась за мной от угла дома. Но никого за моей спиной не было, и соседи также удивлялись, куда вдруг исчезла пожилая женщина, так бодро ковылявшая за мной.

Всё.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *