Моя девушка — самоубийца 2. Стало пахнуть гранатом

[hide]http://www.strashilka.com/creative/9579-mo…moubiyca-2.html[/hide]Как-то с девчонками обычно говоришь о рассветах, а с этой…
— И видимо, непутевая самоубийца, — ухмыльнулся я. Потер рукой ствол дерева и присел рядом.
— Ну да… возможно, прав, но это сути не меняет.
— Значит, не меняет…
— Думаю, тебе пора домой. Уже ведь темнеет. Не хотелось бы, чтобы ты не дожил до вечера, — повернулась она и как-то пугающе улыбнулась.

Я молча встал и, засунув руки в карман, пошел вперед. Было тихо. У нас иначе и не бывает. Здесь нет движения и нет жизни. Я дошел до дома и лег спать. Опять не ел, надеюсь, мама беспокоилась бы за меня. Хотя, боюсь, я бы ее чаще огорчал. А там, далеко в земле ей будет спокойнее, чем со мной.

Тот же самый сон. Он стал для меня наркотиком, второй короткой жизнью. Опять та же девушка стоит ко мне спиной. Я иду в тумане, а она в темно-синем платье. С ее рук вьются ветки. Из волос вырастают лилии. Но не вижу лица. Иду ближе, а она отбегает, смеется. Я пытаюсь ее поймать, но не удастся… я же знаю. И вот я опять просыпаюсь в холодном полу.

Сижу за партой, смотрю в окно. Внезапно поймал себя на мысли, что ищу глазами Асю, но эта мысль не напугала.
— Привет, — послышалось рядом с ухом.
Я повернулся, там стояла Ася. Держала в руках папку и улыбалась.
— Ммм… Да ты пугливый, — проговорила она, подходя к своей парте.
— Да ладно…
— Как вчера до дома дошел? Никто тебя не обижал? — Уже села и повернулась в мою сторону девушка.
— А что тебе за забота?.. Я что, тебя волную?
— Ты даже не представляешь насколько… — рассмеялась она и отвернулась к себе.
Я смотрел ей в спину. Медленно разглядывал каждую прядь ее длинных снежных волос.

Мы вышли из школы. Я начал искать глазами Асю. Не знаю почему…
— Кого-то ждешь?
— А… Привет, Лера… Тебя разве не должен брат забрать?
— Нет, он уехал по делам. Владик такой занятой… но на меня ему времени хватает.
— Видимо, даже слишком много, — проходя мимо, сказала Ася и посмотрела на меня.
— А, Лера, ну, я пойду… — усмехнувшись, сказал я и пошел с Асей. Она ведь даже и не представляет, в какое больное место она попала своим острым языком… от этого и смешнее.
— Куда сегодня пойдем? — спросил я.
— Тебе не нравятся такие места, — холодно отозвалась девушка.
— Может, я сам решу…
— Ну хорошо… пошли, — сказала она и потянула меня за руку.
Мы куда-то быстро побежали и вскоре оказались рядом со строительной вышкой.
— Вот, — сказала она и посмотрела вверх.
— Что вот?
— Пойдешь со мной?
— Куда… Туда, что ли? — удивительно спокойно спросил я.
— Да.
— Ну полезли.
— Зачем? Там лифт есть.
Мы забрались на самый верх строительной вышки, и я никогда не видел наш город с высоты птичьего полета. Никогда…
— Завораживает… — сказал я и закрыл глаза.
— Еще как.
— Можно спросить?
— Конечно.
— Почему ты так сказала Лере?
— Ну, я думаю ты знаешь…
В ответ я посмотрел на нее, а она, все так же глядя вверх, продолжала.
— У них с братом было.
— Что? — догадываясь, подводил ее к краю я. Мне Влад рассказывал про него и сестру. Это ненормально, но он и вправду слишком тесно был знаком с сестренкой.
— Ты же знаешь, Данил. Тебе не должно доставить удовольствие это слово.
— Это да.

Ася достала из сумки тетрадь. Мы сидели, свесив ноги вниз, на железном строительном кране. Она выдернула одну страницу. Подожгла спичку и бросила ее в тетрадь. Горящий кусок бумаги стремительно сдуло ветром. А на листке она написала наши имена. Посмотрела на меня и проколола ногтем вену.
— Что ты делаешь, дурочка? — зажав ей рану, крикнул я.
— Не бойся, это другое. Дай мне руку.
Она взяла мою руку и тихонько проколола мою вену ногтем.
Взяла листок, капнула свою и мою кровь на него и подожгла спичкой край.
Я тихо смотрел на сгорающую бумагу.
Ася сжала руку с горящей бумажкой.
— Что ты делаешь, это же больно, — заволновался я.
— Ничего, — смотрела она на руку.
Пошел жженый запах. Ася разжала руку, а оттуда вылетела белая маленькая птица. Размером с стрекозу.
Птица была белая, но с двумя красными пятнышками на шее.
Птица улетела в белые облака. Я посмотрел на руку Аси (она смотрела в облака). Вся ладонь была в ожогах.
— Зачем ты так с рукой? — взял я ее руку и сжал в своих холодных ладонях.
— Это неважно, — посмотрела она на меня.
Вскоре мы спустились, и уже там внизу мне перехватило горло, стало трудно дышать. И я спросил…
— А как ты бумагу в птицу превратила?
— Хм… мастерство и никакого мошенничества…
Мы шли домой молча. И, честно говоря, я плохо помню как дошел до подъезда.
Вот сейчас я сижу внизу на лавке.
Пошел дождь. Но дождь странный какой-то белый, мягкий и пахло гранатом. Горьким таким.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *