Выпей кровь

Автор — Ричард Матесон.

Когда жители квартала узнали о сочинении Жюля, они окончательно удостоверились в том, что он сумасшедший. Своим «слепым» взглядом он заставлял людей корчиться от страха. Грубый, нутряной голос не вязался со столь хрупким телом. Белизна кожи отвращала многих ребятишек. Казалось, она отделена от плоти. Он ненавидел солнечный свет.В ночь его появления на свет, ураган выворачивал деревья с корнем. Он родился с тремя зубами, прокусывал матери грудь и пил ее молоко с кровью.
После наступления темноты Жюль рычал и гавкал в своей колыбели. В два месяца он начал ходить и рассматривать восходящую луну. До пяти лет он не разговаривал. А потом как-то раз пришел вечером ужинать и, сев за стол, произнес: «Смерть». Родители не знали, радоваться им или ужасаться. Решив про себя, что Жюль не понимает, что обозначает это слово.
До двенадцати лет он практически не попадался ни на чем дурном. Правда, как-то раз его засекли в темном дворе, когда он раздевал Оливию Джоунз. А еще он разрезал на собственной кровати котенка.
Как-то раз, когда ему исполнилось 12 лет, мальчик отправился в кинотеатр на вечерний субботний сеанс. Показывали «Дракулу».
Когда фильм закончился, он продрался сквозь толпу нервно переговаривающихся подростков, пришел домой и на два часа заперся в ванной.
Родители орали, молотили в дверь, угрожали, но все было бесполезно.
В конце концов Жюль открыл защелку и уселся за стол ужинать. У него был перебинтован большой палец правой руки, а на лице сияло удовлетворение.
На следующее утро он пошел в библиотеку. «Дракулу» он обнаружил на пыльной полке в глубине зала, он сунул книгу за пояс штанов, вышел из библиотеки, отправился в парк и прочитал книгу от начала до конца.
Дома его спросили, откуда книга. Он ответил, что нашел. Из школы стали приносить записки об отсутствии Жюля на занятиях. Мать страшно рассердилась. Тогда Жюль решил на время вернуться.
Ему хотелось написать сочинение.
И однажды он его написал. Прямо на уроке. Когда ученики закончили сочинять, учительница спросила: не хотел бы кто-нибудь прочитать свое произведение перед классом.
Жюль поднял руку.
Учительница была удивлена: она вывела его к доске. Жюль очень волновался. Лист бумаги дрожал в руках. Учительница улыбнулась.
— «Моя мечта. Сочинение Жюля Дракулы». Улыбка увяла.
— «Когда я вырасту, то стану вампиром». Губы учительницы скривились. Глаза широко распахнулись и едва не вылезли из орбит.
— «Я хочу жить вечно, никому ничего не прощать и всех девчонок сделать вампиршами. Хочу дышать смертью».
— Жюль!
— «Хочу, чтобы мое вонючее дыхание вобрало в себя запах мертвой земли, склепов и гробов».
Учительницу передернуло. Руки мелко затряслись: она не могла поверить собственным ушам. Взглянула на детей: мальчишки хихикали.
Девочки не смеялись.
— «Хочу быть холодным, с гнилой плотью и чтобы в моих жилах текла украденная кровь».
— Пожалуй, ххрррр… — Учительница мощно прочистила горло. — Достаточно.
Жюль принялся говорить громче и торопливее.
— «Хочу вонзать свои белые зубы в беззащитные шеи жертв. Хочу, чтобы они…»
— Жюль, на место — сию секунду!
— «Хочу, чтобы они словно бритва вспарывали плоть и вены», — в отчаянии прокричал мальчик.
Учительница вскочила, детей трясло. Больше никто не хихикал.
— «И чтобы потом теплая кровь потоком устремлялась мне в глотку…»
Учительница схватила его за руку и поволокла упирающегося, царапающегося, вопящего Жюля к директору.
— Это моя мечта! Моя цель! Мое искреннее стремление!
Это было ужасно.
Жюля заперли в комнате. Учительница вызвала родителей. Они разговаривали скорбными голосами.
Пролетел год.
Жюль, что-то разыскивая, бродил по улицам. А потом он зашел в зоопарк. Электрический разряд прошил тело мальчика насквозь, когда он увидел летучую мышь-вампира. Поздно по ночам он проходил спальни родителей, надевал ботинки и бежал в зоопарк.
Он приходил к Графу каждый день, говорил, что непременно научится ползать вниз головой и скоро его освободит. И они будут пить девичью кровь. Bместе.
Однажды Жюль высвободил кусок проволки от клетки и вполз во внутрь к Графу. Было совсем темно.
С неописуемым наслаждением Жюль вытащил из клетки трепыхающегося мохнатого зверька.
Затем выбрался из клетки и побежал из зоопарка — вдоль пустынных улиц. Зашел в полуразвалившуюся хижину. В ней было темно и сыро. Воняло. Жюль запер дверь, сунул палку в металлические обода и проверил, нет ли где-нибудь просвета, чтобы мышь не смогла улететь. Просвета не было.
И тогда он выпустил вампира. Мышь пролетела в угол хижины, зацепилась когтями за притолоку и замерла.
Жюль лихорадочно сорвал с себя рубашку. Его губы дрожали. Он безумно улыбался.
Затем вытащил из кармана украденный у матери перочинный нож. Вытащил лезвие и провел по нему пальцем. Кожа и мясо разошлись. Он задохнулся. По руке потекла кровь.
— Граф! Граф! — закричал Жюль захлебываясь, — Пей мою кровь! Выпей ее! Выпей!
Он переступил через какие-то канистры и протянул руку к летучей мыши. Она слетела с притолоки и уцепилась за кровлю в противоположном конце хижины.
По щекам Жюля потекли слезы.
Он сжал зубы. Кровь струилась по его безволосой груди, по плечам.
Тело сотрясала лихорадка. Жюль побрел в дальний угол хижины, но оступился, упал и почувствовал, как острый край какой-то банки вскрыл ему бок. При этом руки взметнулись вверх и схватили зверька.
Мальчик прижал его к горлу и привалился спиной к перегородке. Вздохнул.
В глотке родился стон, но он задушил его, схватившись за грудь. Желудок свело. Жюля затошнило. Черная мышь на горле молча лакала его кровь.
Он почувствовал, как жизнь уходит из тела.
Вспомнил все пережитое: ожидание, родителей, школу, Дракулу, мечты, внезапное озарение.
Его глаза открылись.
Наклонная стена хибары маячила где-то в вышине.
Дышать стало трудно. Он раскрыл рот, чтобы вобрать как можно больше воздуха, начал втягивать его в себя, всасывать вонь тухлятины. Закашлялся. Костлявое тело забилось на земле.
В мозгу начало проясняться. Жюль увидел себя со стороны, полуголого, на полу грязной хижины, среди мусора, прижимающего к горлу мышь-вампира.
Издав сдавленный крик, мальчик поднял руку и оторвал трепыхающегося, дрожащего зверька от вены. Отбросил его в сторону. Мышь отлетела, а затем вернулась, обвевая его лицо кожистыми крыльями.
Жюль, шатаясь, поднялся на ноги, направился к двери, стараясь остановить струящуюся из горла кровь. С трудом, но все же отворил створку.
Выйдя в темный двор, он рухнул лицом в высокую острую траву. Попытался было позвать на помощь. Но с губ сорвалось лишь невнятное страшное бульканье.
Рядом с головой раздался мягкий шорох крыльев.
Который внезапно затих.

Сильные руки подняли Жюля с земли. Стекленеющими глазами мальчик увидел высокого мужчину в черном, глаза которого сияли словно рубины.
— Сын мой, — проговорил мужчина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *