История в роддоме

История взята из газеты «Моя семья».У меня есть подруга по имени Галя. Находясь в роддоме после рождения ребёнка, она испытала настоящий шок и незабываемый ужас. До сих пор, вспоминая этот случай, она каждый раз добавляет: «И как я от страха не тронулась тогда?»
Дело было так. Галя рожала в нелёгком 1996 году в селе. Роддом у них в то время находился в жутком состоянии: сырое, мрачное помещение, горячей воды нет, да и холодная появлялась с перебоями. Постельного белья не было, лекарств тоже, всё своё требовалось приносить. Половина медперсонала уехала, разбежались кто куда: кто в другие регионы, а кто и за границу.
В селе тогда почти не было света, зарплату платили редко и мало, в общем, кто помнит, тот знает, что то ещё было время!
И вот Галю привезли в роддом. Из персонала только акушерка Ира, бывшая Галина одноклассница. Доктор куда-то уехал и пока не вернулся.
С горем пополам, промучившись почти сутки, Галя родила свою Катюшку. Поместили маму и младенца в палату, где уже находилась одна женщина с новорожденным мальчиком. Поскольку роды у Гали оказались тяжёлыми, её не выписывали более недели. На вторые-третьи сутки у Гали начался сильный мастит. Грудь была как камень: горячая, твёрдая, а уж о боли и говорить нечего — притронуться нельзя!
Мучилась Галя страшно, говорит, боли были такие, что ревела в голос. Её лечили, конечно, но лечение помогало мало. Тут ещё и Катька бросила сосать, температура подползала к сорока — всё одно к одному, как в страшном фильме.
И вот, вспоминает Галя, очередная мучительная ночь. В палате сыровато и холодно, и Галке плохо как никогда, просто хуже некуда. Сделали укол, но боль нисколько не прошла, хотя температура спала. Лежит моя подруга и скулит, Катюху унесла акушерка, тихо кругом и тьма такая густая, осенняя, что даже стену напротив не видно. И полная безысходность в душе.
И тут прямо напротив Гали в воздухе возникает какое-то движение, как будто клубы серого тумана возникли из одной точки и стали разрастаться, разрастаться, превращаясь в круглое пятно серо-голубого цвета. Галя говорит, что сначала даже не поняла, но ничуть не испугалась, подумала, что это от боли в глазах рябит. А потом села на постель и увидела, что из пятна выпростались две серые руки-не руки, нечто похожее на птичьи лапы и на костлявые старушечьи кисти.
Пальцы-когти были тонкие, гибкие и длинные, они постоянно двигались, вращались, как будто не знали за что ухватиться, искали опору в воздухе, прощупывая пространство вокруг себя. Так прдолжалось довольно долго. Галка сидела и смотрела, голос у неё пропал от страха. И тут эти лапы вытянулись и стали расти по направлению к Гале, медленно-медленно, как у Панночки в фильме «Вий». Моя подруга пыталась молиться, но всё перезабыла и только выдавила из себя два слова: «Ты кто?». И ей ответили. Не словами, а как будто мысленно, но Галя прекрасно «услышала»слова, прозвучавшие как бы у неё в голове: «Не бойся, не бойся, я тебе помогу!». Руки всё приближались, Галя видела их уже прямо у себя перед глазами, они явно пытались коснуться её воспалённой груди. И когда кончики жутких не то птичьих, не то паучьих лапок дотянулись до Галиной груди и коснулись её, она испытала такой страшный болевой укол, как будто раскалённым колом грудь пронзили. И Галя заорала! Да так, что подскочила соседка на постели и прибежали медсестра, и санитарка. Они успокоили пациентку, списав всё на высокую температуру, не поверив не единому её слову. А к утру все были в шоке. Мастит у Гали прошёл. Грудь не болела совершенно, температуры тоже не было. Чудо, да и только. Что это было — этого никто объяснить не может, я бы не поверила, но разговаривала с Ириной, медсестрой, что дежурила в ту ночь, Галиной одноклассницей. Она подтвердила, что Галино выздоровление действительно было чудесным и необъяснимым. Ведь уже оперировать хотели, а не понадобилось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *