Улыбаются и машут

Источник: [hide]http://moya-semya.ru[/hide]

Из письма Нины Николаевны Бухтеевой,
г. УфаШёл последний год XX века. Заболела мама. Обследование, больница и – страшный диагноз, как обухом по голове. Она всегда была сильной и весёлой, ничем никогда не болела. У нас всегда болел отец – то одно, то другое, всё время за него переживали. А у мамы даже простуды никогда не было. Закалённая деревенская женщина. И вдруг такой диагноз! Выписали из больницы с вердиктом: «Проживёт месяц, максимум два».

Она уже не вставала, но самое страшное, что после больницы её глаза потухли, только иногда в них зажигался вопросительный огонёк надежды. О вердикте она не знала, и я отводила взгляд, ведь помочь ей ничем не могла.

Видя, что мама действительно с каждым днём угасает, я была в отчаянии. Как-то встретила давнюю подругу и рассказала ей о нашей беде, обливаясь слезами. Оказалось, она учится на каких-то курсах экстрасенсов. Предложила нам свою помощь. Конечно, я ухватилась за эту соломинку. Ещё она посоветовала мне молиться и обязательно сходить в церковь, заказать молебен, поставить свечи за здравие болящей.

После храма у меня дома случилась истерика. Видимо, в храме при людях себя сдерживала, а дома оказалась одна. Увидела маленькую иконку в серванте, и изнутри вырвалось всё, что так долго прятала в себе, – отчаяние и безнадёжность. Я так громко кричала (рыдала в полный голос, умоляла Бога не забирать у меня маму), что перепугала соседей. Немного успокоившись, ещё долго говорила с Богом, рассказывала Ему, какая она замечательная, как её любят друзья, соседи и просто знакомые люди. И это была чистая правда. Наконец, приведя себя в порядок, я поехала в родительский дом.

У дома мы встретились с подругой, которая приехала пообщаться и «поработать» с моей мамой. Увидев меня, она сказала, что с таким лицом входить в квартиру пока нельзя. Она пошла первой, а я – минут через пятнадцать. Когда вошла, услышала воркующий голос мамы, слабый, едва слышный, но не обречённый. Я подошла, глаза мамы блестели, и в них горела надежда.

С этого дня я стала улыбаться. А наша «лекарка» приходила каждый вечер тридцать дней подряд, совершала свой ритуал, а потом ещё некоторое время сидела возле мамы, держала её за руку и разговаривала, рассказывала какие-то весёлые истории и даже анекдоты. Мама начала улыбаться, а через десять дней, придя с работы, я застала её сидевшей на постели. Подруга постоянно говорила ей, что всё будет хорошо, что она скоро встанет и выйдет на улицу.

Уж не знаю, что маме помогло, может быть, всё вместе (и мои молитвы тоже), но через три недели она стала ходить по квартире, а через месяц спустилась во двор и села на скамейку у подъезда, чем несказанно удивила своих подружек-старушек, которые уже собирались её хоронить.

А через два месяца (те, что дали ей врачи) мамочка зажила своей обычной жизнью – болезнь отступила! Правда, не исчезла совсем, но жизнь мамы продлилась на несколько лет. И когда она умерла в 78 лет, все были к этому готовы, в том числе и сама мама. Без страданий и боли она угасла за несколько дней.

Так вот, когда мама уже лежала в гробу, все спали, а я что-то делала в ванной (помывка, постирушка), произошло то, о чём я и хотела рассказать. Все двери в квартире были открыты, чужие в доме отсутствовали, на ногах у меня были мягкие тапочки. И когда я появилась в дверях комнаты, где стоял гроб с телом мамы, то увидела склонившуюся над гробом тёмную фигуру. Я остолбенела. В фигуре угадывалось что-то очень знакомое. Да, это была мамочка! Невольно я вскрикнула и сделала к ней несколько шагов. Увы, маму словно ветром сдуло в окно, хотя оно было закрыто.

Всю ночь я просидела возле гроба, но мамина душа больше не вернулась к телу.

После похорон я надеялась, что мама мне приснится, но приснилась она только через год. Сон интересный, поэтому расскажу его.

Снится мне, что стою на железнодорожном мосту, а под ним вместо рельсов будто бы ярмарка. Народу тьма. Одно странно: все двигаются в определённую сторону от моста, то есть я вижу одни затылки. И вдруг вдалеке замечаю двух женщин, которые сквозь толпу направляются ко мне. Когда они приблизились, я узнала маму и мою крёстную, которая умерла лет десять назад. Они улыбались и махали мне руками. Я стала спускаться вниз, но, не дойдя несколько ступенек, остановилась. Они тоже остановились. Выглядели обе замечательно: молодые (лет по сорок, не больше), весёлые, очень красивые! Моложе и лучше меня. Я спросила: «Вы откуда?» Получила ответ: «Да оттуда», – они махнули руками в сторону уходящих людей. А потом мама добавила: «Мы вернулись, дочка».

Больше из этого сна ничего не помню, хотя было ещё что-то.

Одна набожная старушка, подруга мамы, растолковала мне этот странный сон так: «Твои мама и крёстная уже прошли чистилище (у каждого свой срок), и теперь их души вернулись на землю, чтобы начать новую жизнь в телах народившихся младенцев».

Я рада была это услышать: значит, у неё всё хорошо. Слава Богу.

А ещё через год умер мой отец, тоже быстро, без больших мучений. Говорят, что есть энергетические вампиры. Я думаю, что он и был таким, потому что после 60 лет, выйдя на пенсию, стал затевать скандалы с родными, друзьями, соседями и просто малознакомыми людьми. День прошёл напрасно, если он ни с кем не повздорил или не сказал гадость. Испортит человеку настроение и очень этим доволен, улыбается – видно, получил хорошую зарядку. Но надолго ему этого не хватало. Я вообще человек очень спокойный, никогда ни с кем не ссорилась, а с ним – каждый раз, как к родителям приду. Он не знал, к чему бы придраться, чтобы вывести меня из себя (я таких скандалистов-вампиров и в транспорте часто вижу). Уходила от них всегда как выжатый лимон.

Я это всё уже потом, после его смерти, поняла. И умер он потому, что ушла мама – его донор. С соседями перессорился, а на улицу не выходил, ноги стали слабыми. Чем же ему подзаряжаться? Вот я и была козлом отпущения, но приходила два-три раза в неделю, видно, ему этого было мало. Один раз я отправила к отцу сына, так он потом долго болел и больше не хотел к нему ехать ни за какие коврижки.

За месяц до смерти у отца появились галлюцинации. Забегу к нему после работы узнать, что поел, как здоровье. Смотрю – в холодильнике еда на два-три дня не съедена. Предлагаю разогреть, накормить, но он говорит, что только что с мамой пельмени ел, сыт по горло. Силком накормлю, а в следующий раз всё повторяется – опять он поел с мамой. Видно, мама за ним приходила.

Стали ездить каждый день, но он сразу слёг. Вызванный терапевт сказал, что жить ему осталось совсем немного. В последнюю неделю он перестал с нами разговаривать, только показывал на окно и говорил одно слово: «Красиво». Понятия не имею, что хотел этим сказать, за окном было видно лишь большое дерево. Может, он видел райские кущи?

Когда отец начал задыхаться, вызвали «скорую помощь». Врачи сделали уколы и уехали, сказав, что он умирает. Отец так страшно задыхался и хрипел, что я пошла на кухню, где в углу висела икона, и стала молиться. Как могла, своими словами, чтобы Бог облегчил ему уход на тот свет. Рядом висела мамина фотография, я попросила и её помочь.

И помогло! Через минуту в комнате, где лежал отец, всё стихло. Я заглянула и увидела, что душа его отлетела. Похоронили мы его недалеко от мамы.

А через две недели мне приснился сон: я нахожусь в квартире родителей одна, мою на кухне полы. И вдруг слышу – кто-то ходит по комнате. Выглядываю и вижу отца, живого и невредимого, он идёт от окна прямо ко мне. Я шваброй дверной проход на кухню перегородила и с дрожью в голосе спрашиваю: «Ты что здесь делаешь, ты же умер!» А он мне отвечает: «Я вернулся. Там сыро и холодно». Повернулся к входной двери и ушёл. Почему-то я подумала: «Нам что, ещё раз его хоронить придётся?»

Проснувшись, я побежала всё к той же знакомой старушке, чтобы она и этот сон мне растолковала, ведь покойники так просто не снятся. А мы отца похоронили достойно: отпевание, поминки, сорокоуст – всё как положено у христиан. И вот что она мне сказала: «Прошли дожди, и, видно, в его могилку много воды просочилось. Возьми какой-нибудь старый свитер и шерстяные носки и снеси на кладбище, прикопай на его могилке».

Я так и сделала. Собрала всё, положила в пакет и ещё добавила сигареты и его любимую зажигалку (он был заядлый курильщик). В выходной поехали с сыном на кладбище, копать не стали, а приподняли памятник-пирамидку, положили пакет и поставили памятник на место.

Отец мне больше не снился, но вот что удивительно. Когда через несколько лет вместо железного памятника мы поставили мраморный, пакета на месте не было! Мы головы сломали, гадая, куда же он подевался. Не отец же его в могилу утянул!

Почему-то я часто вижу во сне знакомых покойников. Иногда они даже через меня что-то передают для родственников. Раньше я этого боялась, а теперь уже привыкла, просто передаю сообщение, и всё. Некоторые родные покойных расстраиваются, что им не снятся умершие, ждут их, но, увы, видно, не всем это дано. Я покойников не приглашаю, они сами мне снятся, по своей инициативе.

Извините, что письмо получилось таким длинным. Писала на одном дыхании, как будто кто-то на ухо диктовал, даже оторваться не могла, пока всё не написала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *