Лимб

Автор prod.

Все закончилось очень быстро. Как положено, со всеми вытекающими обстоятельствами: жизнь, мелькнувшая перед глазами, непередаваемый страх смерти, свет в конце туннеля.Все закончилось очень быстро. Как положено, со всеми вытекающими обстоятельствами: жизнь, мелькнувшая перед глазами, непередаваемый страх смерти, свет в конце туннеля. Если быть точным, то где-то в затухающей точке на экране томографа, обозначающей твой пульс. Еще секунда, растянувшаяся на вечность, и вот ты паришь в пустоте. Ни звуков, ни чувств, ни мыслей – ничего нет. Странное место казалось чем-то родным и близким. Словно ты вновь попал в утробу к матери, словно вновь оказался в той первородной тьме, из которой произошло все. В этой густой темноте время перестает быть значимым. Я не знаю, сколько я там пробыл. Может быть вечность, а может – долю секунды. Это неважно, потому что я все равно не смогу вспомнить, как я оказался на этих ступенях.

Огромное языческое сооружение возвышалось над бесконечными полями свинцовых облаков, время от времени пересекаемых росчерками молний. Небосвод до самого горизонта заливал океан пламени, из которого то и дело вырывались протуберанцы. Одинокая скала посреди бушевавшей бури держала белоснежные камни пантеона, а лестница с широкими ступенями обрывалась в пустоте. На самом краю, облаченный в белое, я и нашел себя. Не способный говорить, я медленно, шаг за шагом, поднимался, ежась под взглядом статуй давно забытых языческих богов, которые, словно почетная стража, выстроились по обе стороны. Некоторых я узнавал: Один, Ра, Сет, Фрея, Анубис, Дионис, Марс и многие другие взирали на меня с величественной бесконечностью. Казалось, они все были здесь, на этих ступенях. Поражало их множество и разнообразие.

Я не спеша прошел в огромную арку мимо исполинских каменных атлантов, державших крышу пантеона. И оказался в живом воплощении своих снов. Мягкий оранжевый свет, вырывающийся из бойниц, заливал внутреннее убранство, грея душу воспоминаниями давно ушедших дней. Внутри сооружения располагалась огромная библиотека. Стеллажи, наставленные один на другой у стен, возвышались до самого свода. Пол покрывала библейская фреска сотворения мира. Я обратил внимание на книги. Многие из них были написаны на неизвестных мне языках, странные иероглифы, забытые письмена. Казалось, что вся мудрость мира за все время его существования собрана в этом храме. Были и знакомые труды английских, итальянских, советских и даже российских писателей. Все книги, которые я считал шедеврами, как по волшебству представали перед моим взором.

Я совершенно не волновался относительно своего состояния. Меня не мучил голод, ничего не болело. Никаких тревожных мыслей или неудобств. Даже неспособность говорить меня мало заботила. Ровно как и сидящий в центре пантеона человек. Респектабельного вида, в костюме- тройке и круглых очках он удобно расположился за красивым письменным столом. Подойдя ближе, я удивился. Он так сильно напоминал мне кого-то, что несколько минут я рассматривал эти седые волосы и тонкие черты лица, вырезанные в смуглой коже, силясь вспомнить, где мы встречались. Человек легким движением руки поманил меня к себе и улыбнулся:

— Вот ты и пришел. Не нужно лишних движений, я все сам тебе расскажу, а ты пока устраивайся. Я так полагаю, кресло не нужно, в таком состоянии тебе будет удобно в любом положении. Ты, я думаю, уже успел понять, что мертв? Тогда перейдем к насущному. Что это за место? Кто я? Что делать дальше? Давай начнем. Все, что ты видишь вокруг, называется Лимб – первый круг ада, как говорят, но я надеюсь, ты не веришь в эти сказки о геенне огненной и царстве небесном. Лимб – это последнее пристанище для души, последний приют, который ты сам и создал. Все здесь создано тобой, твоим воображением. Признайся, что Лимб тебе часто снится. Сколько раз ты его представлял? Все вокруг – это твоя сбывшаяся безумная мечта. Конечно, у каждого Лимб свой и выглядит у каждого иначе, но твой действительно великолепен. Из этого места ты отправишься дальше. Куда – решать только тебе. Что касается меня, то давай уточним один момент. Ты знаешь о том, что сознание человека делится на его сознательную и бессознательную часть? А о том что, бессознательное куда больше и сильнее? Отлично. Я и есть то бессознательное в тебе. Я – твое подсознание, твой страж. Все твою жизнь я защищал тебя, хранил все твои знания, строил для тебя Лимб. Я – это ты. Помнишь все эти “плохие предчувствия”? А интуиция? Я всегда был с тобой, всегда тебя оберегал. Теперь наш путь окончен, и я очень рад, что мы все-таки встретились. Очень жаль, что при таких обстоятельствах. Видишь ли, в момент смерти ты распадаешься. Твоя душа вместе со мной отделяется и прячется в этой обскуре, которая вне времени и места. Мы можем быть здесь столько, сколько ты пожелаешь. Ну и главный вопрос: что же дальше? Позволь кое-что прояснить. Очень эгоистично думать, что твоя душа едина и неделима. Эгоистично думать, что у тебя душа есть, а у какого-нибудь муравья или травинки ее нет. Открою тебе секрет: у целого мира есть душа. Вся наша планета жива и обладает душой – огромной, доброй и очень щедрой. Она как ткань, мельчайший клочок которой способен вдохнуть жизнь. Ты можешь слиться с одним целым. Тебе станут доступны невероятные, космические знания, история всей земли с того момента, когда она ожила. Может и больше! Ты узнаешь историю всей Вселенной, разгадаешь тайну жизни, и самое главное – ты узнаешь, откуда же появилось все. Еще ты можешь сохранить свою душу и родиться младенцем на земле. Конечно, ты ничего не вспомнишь, проживешь еще одну жизнь, а затем еще и еще, до бесконечности. Ну и последнее: ты сам можешь дать жизнь многим самым прекрасным тварям. Разорвать свою душу на множество кусочков. Таким образом ты отблагодаришь землю за ту жизнь, которую прожил. После этого тебя не станет. Окончательно. Выбор за тобой, как всегда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *